Как азербайджанцы возвращаются к миру после войны в Карабахе

Thadee Phutsri

Участник

Война в Карабахе окончена и азербайджанцы возвращаются в свои дома на территориях как оставленных армянскими силами, так и оказавшихся слишком близко к линии фронта. Многие лишились своих домов дважды - в первую войну в Карабахе и нынешнюю: их дома попали под обстрелы армянских сил.Карабахе สล็อต true wallet
Тертер: "Только смерть не исправишь"
Уже второй раз за жизнь Логмана Садыгова его дом разрушен бомбежкой.
Первый раз это случилось в первую Карабахскую войну 1992-1994 годов, тогда погибли его родители, а сам он был ранен. И вот уже во время новой войны он вернулся обратно и обнаружил на месте своего дома в городе Тертер только руины.

"Соседский парень вот эту войну сидел в подвале, потом позвонил мне и сказал, что вот приезжай посмотри, - говорит нам Логман, стоя на развалинах своего дома. - Мы тогда убежали, захватив с собой только одежду, и вот все, что осталось, уничтожено - телевизор, холодильник, стиралка - всё".
В эту последнюю войну Логман жил с семьей в доме у родственников в соседнем Бардинском районе. Он говорит, что приходили чиновники, внесли его в некий список, и он теперь надеется, что его семье дадут временное жилье, пока он не отстроит новый дом: "Невозможно оставаться на улице, скоро зима. Да и стеснять родственников, все это время живя у них, тоже не хочется".

Тертер подвергался бомбежкам с 27 сентября, когда началась новая война в Карабахе. Город обстреливали почти каждый день. Уцелевшие дома покрыты осколками, во многих из них выбиты стекла, в стенах зияют дыры. Многие жители уехали из города, некоторые прятались в подвалах и теперь они возвращаются обратно.Пожилой женщине Махмар Албандовой повезло - ее дом почти цел. С детьми и внуками всю войну она пряталась в здании местной школы.

Тогда вся ее семья заболела, и она не могла оставить их, чтобы проведать хозяйство. Когда узнала, что война окончена, Махмар вернулась в свой дом, хотя в нем и выбиты стекла, повреждены стены, лопнули трубы - но он хотя бы не разрушен. "Как будто в Сирию попала", - говорит она и достает из стены металлический осколок.
 
Сверху